Подводный флот 1941-1945гг


ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ПОХОДА

Когда мы подвели итог тоннажу
Потопленных за месяц кораблей,
Когда, пройдя три линии барражей,
Гектары минно-боновых полей,
Мы всплыли вверх,— нам показалось странно
Так близко снова видеть светлый мир,
Костёр зари над берегом туманным,
Идущий в гавань портовый буксир.
Небритые, пропахшие соляром,
В тельняшках, что за раз не отстирать,
Мы твердо знали, что врагам задаром
Не удалось у нас в морях гулять.
А лодка шла, последний створ минуя,
Поход окончен, и фарватер чист.
И в этот миг гармонику губную
Поднес к сухим губам своим радист,
И пели звонко голоса металла
О том, чем каждый счастлив был и горд:
Мелодию «Интернационала»
Играл радист. Так мы входили в порт.

А.Лебедев, 1941

lenta-georg

    22 июня 1941 года многочисленная, заранее отмобилизованная немецко-фашистская армия вероломно вторглась в пределы нашей Родины. Советский народ вступил в смертельную схватку с гитлеровцами. Важную роль в срыве планов немецкого командования сыграл советский флот.
flot-3В 7 часов 15 минут 22 июня Краснознаменный Балтийский флот приступил к решению стоящих перед ним боевых задач. Для прикрытия передовой базы Либава развернули подводные лодки «М-79», «М-81», «М-83» и «Л-3». Одновременно с оборонительными мероприятий командование флота развернуло активные действия на морских коммуникациях противника и против его баз. Во второй половине 23 июня началось развертывание подводных лодок в наиболее важных районах судоходства противника.
В первые дни войны обстановка на театре военных действия менялось настолько быстро, что командиры подводных лодок, выходя в море, не знали, в какую базу им придётся возвращаться.
Подводным лодкам разрешалось топить любые немецкие и финские суда. Запрещались лишь атаки в шведских территориальных водах. Систематические удары по фашистским конвоям и потери судов противника от подрывов на наших минах привели к сокращению перевозок в Рижский залив и оказали влияние на темпы наступления гитлеровских войск на Ленинград. С оставлением Либавы связан подвиг экипажа подводной лодки «С-3» под командованием капитан-лейтенанта Н.А. Костромичёва.flot-4
Субмарина покинула Либаву, не кончив ремонт, когда бои шли уже в городе. На переходе морем в ночь на 24 июня 1941года её атаковала группа немецких торпедных катеров. Не имея технической возможности погрузиться под воду, более получаса команда вела артиллерийский огонь, уклоняясь от выпущенных противником торпед. Когда орудийные расчёты погибли, вражеские катера с малой дистанции выпустили по горящей подводной лодке торпеды. Находившиеся на палубе моряки пели «Интернационал», когда «С-3», не спустив перед врагом флага, уходила навсегда под воду.
В первые месяцы войны балтийские подводники особенно успешно использовали минное оружие. И хотя в составе флота в это время имелось всего 3 подводные лодки, приспособленные для этой цели, они добились значительных результатов. Подводная лодка «Л-3» под командованием капитана 3 ранга П.Д. Грищенко 26 июня выставила минное заграждение у Мемеля, на котором подорвались и затонули немецкий тральщик «Гюнтер» и 2 транспорта. Не менее успешно она осуществила и вторую минную постановку в районе Данцигской бухты.

flot-5

Боевые действия подводных лодок проходили в сложных условиях. Базируясь в Кронштадте, они при выходе в море около 240 миль шли Финским заливом, где им приходилось не только форсировать минные заграждения, но и отражать атаки вражеских самолётов и катеров. В Балтийском море конвои неприятеля ходили вблизи побережья на малых глубинах. Но и в этих тяжёлых условиях моряки достигли успехов. Первой подводной лодкой, добившейся успеха была, была «С-11»(капитан-лейтенант А.И. Середа, военный комиссар-политрук В.П. Шапошников) Эта лодка, проводя поиск противника в районе Мемеля, 19 июля недалеко от Паланги обнаружила военный транспорт противника водоизмещением 500 тонн и, выйдя в атаку, торпедировала его.
Подводная лодка «С-4» под командованием капитана 3-го ранга Д.С. Абросимова 10 августа обнаружила недалеко от местечка Тапензее (Латвия) вражеский конвой в составе танкера и транспорта, шедших в охранении 3 тральщиков, 2 вспомогательных судов и катеров. Лодка вышла в атаку и, произведя залп двумя торпедами, уничтожила транспорт «Кайя» водоизмещением 3323 тонны. «С-4» была обнаружена и подверглась длительному преследованию вражеских кораблей, но благополучно оторвалась от них и ушла.
В этот же день подводная лодка «Щ-307» под командованием капитан-лейтенанта Н.И. Петрова, возвращаясь из Балтийского моря, на подходе к острову Хийумаа обнаружила в надводном положении лодку противника и с дистанции 6 кабельтовых (около 1100 метров) атаковала её двумя торпедами из кормовых аппаратов. Так была уничтожена подводная лодка «U-144».
Подводная лодка «Лембит» под командованием капитан-лейтенанта В.А. Полещука в августе 1941 года, действуя в Померанской бухте, установила пути движения судов, поставила пять заграждений из небольшого числа мин, на которых подорвались три немецких транспортных судна.
flot-6    2 августа подводная лодка «С-11», возвращаясь на базу, в проливе Соэла-Вяйн подорвалась на донной магнитной мине. Она лежала на восьмиметровой глубине с креном 40 градусов на левый борт. В кормовом отсеке оказались комсомольцы: старший торпедист Н.А. Никишин, комендор (матрос-артиллерист в российском военно-морском флоте) В.В. Зиновьев, электрики А.В. Мазнин и В.Е. Мареев. В отсеке было темно, он быстро заполнялся водой. Не растерявшись, моряки начали заделывать пробоины. Когда опасность затопления отсека миновала, попытались связаться с другими отсеками по телефону, но никто не ответил.
Стали стучать в стену и громко кричать: «Шестой отсек! Есть кто живой? Отвечайте!» В ответ услышали еле слышные голоса старшины А.В. Милютина и краснофлотцев Биденко и Гординского, которые сообщили о том, что четвёртый и пятый отсеки полностью залиты водой, а их отсек спасает воздушная подушка. Четверо моряков бросились к двери, ведущей в шестой отсек. В ход пошли ломы и топоры. Дверь не поддавалась, так её перекосило взрывом. Старшина Милютин приказал им самим спасаться и отомстить за всех оставшихся в отсеке.
Три попытки выстрелить торпеду, для того чтобы выйти из лодки, не удались. Наконец торпеда вышла из левого аппарата. Моряки надели чистое бельё, спрятали на груди комсомольские билеты; разыскали лист бумаги и при свете фонарика написали: «Мы, краснофлотцы подводной лодки «С-11», сделали всё, что могли, для спасения лодки и людей из шестого отсека… Принимаем последнее решение – выходим сами…» Письмо положили в аварийный бачок.
На поверхность воды выбрались только трое: Никишин, Мазнин, Зиновьев. Никишин поплыл в сторону берега, так как товарищи не могли двигаться. Теряя сознание, он увидел на горизонте узенькую полоску земли с чётким силуэтом высокой башни маяка. Набежавшие волны подняли обессиленного моряка и швырнули на камни. Очнулся Никишин на суше, рядом стояли советские бойцы. «Скорее пошлите шлюпку. Там товарищи гибнут!» — было первое, что услышали они от Никишина. 3 августа около11 часов Зиновьева и Мазнина подняли на борт.
Всего за 1941 год подводные лодки совершили 79 боевых походов и потопили 20 транспортов и кораблей противника. Из них половина была уничтожена торпедным оружием. Остальные подорвались и погибли на минах. В большинстве случаев подводные лодки применяли стрельбу одиночными торпедами. Значительные потери в подводных лодках понёс и наш флот, в основном лодки гибли на минах.
В труднейших условиях блокадной зимы экипажи подлодок к весне 1942 года своими силами произвели ремонт и подготовили к боевым действиям 29 субмарин. Они должны были прорваться в Балтийское море, нарушить свободу судоходства, заставить противника перейти к плаванию в системе конвоев и развернуть противолодочные силы.
С целью более длительного и непрерывного воздействия на морские коммуникации противника Военный совет флота решил все подводные лодки разбить на три эшелона (по 12 подлодок в каждом). К моменту израсходования ресурсов первого эшелона в море должен был выводиться следующий эшелон.
3 июня 1942 года из Ленинграда в Балтийское море вышла первая подводная лодка «Щ-304» под командованием капитана 3-го ранга Я.П. Афанасьева. Места стоянок в Ленинграде постоянно бомбили; на переходе из Ленинграда в Кронштадт и далее до острова Лавенсари обстреливала со всех сторон артиллерия, атаковали торпедные катера и авиация. На этом этапе перехода подводные лодки обеспечивались разнородными силами флота: тральщиками, сторожевыми кораблями, самолётами. Береговая артиллерия вела борьбу с вражескими батареями. Водное пространство к западу от Кронштадта стало ареной ожесточённых сражений между боевыми катерами и авиацией противоборствующих сторон.
От острова Лавенсари начинался последний и самый тяжёлый этап самостоятельного перехода подводных лодок протяжённостью около 200 миль до выхода в Балтийское море. Форсировав Гогландскую противолодочную позицию, субмарины вынуждены были всплывать для зарядки аккумуляторов и в условиях белых ночей попадали под воздействие поджидавших их противолодочных сил. В дальнейшем они должны были преодолеть ещё одну позицию, созданную противником к северу от Таллина. Подводные лодки первого эшелона в течение двух месяцев потопили и повредили около двух десятков вражеских судов. flot-7Особенно успешно действовали «Щ-317» под командованием Н.К. Мохова, «Щ-406» капитан- лейтенанта Е. Я. Осипова и «С-17»капитана 3-го ранга С.П. Лисина. Противник ввёл систему конвоев, что привело к задержке в транспортировке грузов и уменьшению поступления стратегического сырья для германской промышленности.
Немецкий военно-морской флот вынужден был усилить блокадные действия в Финском заливе и охранение судов от атак подводных лодок на всём Балтийском море, переведя для этого часть сил из Северного и Норвежского морей. С возвращением первого эшелона в середине августа 1942 года началось развёртывание в Балтийском море второго эшелона подводных лодок, которому пришлось действовать в ещё более сложных условиях. Однако все суда, прорвавшиеся в Балтийское море, выполнили боевое задание.
С 1 октября 1942 года началось развёртывание подводных лодок третьего эшелона. К этому времени противник резко усилил блокадные действия в Финском заливе постановкой донных магнитных мин, сетевых заграждений, увеличением количества противолодочных кораблей и самолётов. Субмаринам третьего эшелона пришлось пересекать линии минных заграждений в среднем около 60 раз и иметь два и более касаний с минрепами (стальной трос, соединяющий мину с её якорем). Если при форсировании противолодочных рубежей в действиях на коммуникациях из состава первого эшелона погибли две подводные лодки, из второго — одна, то из 15 подлодок третьего эшелона погибли восемь. Но в результате действий советских подлодок с июня по ноябрь 1942 года противник потерял свыше 60 судов.
22 декабря гитлеровское руководство на совещании вставке констатировало, что каждая советская подводная лодка, прорвавшаяся в Балтийское море, является угрозой судоходству на всём море, создаёт опасность потери судов, которых Германии уже не хватало для осуществления перевозок.
Боевые действия подводных лодок в Балтийском море нарушали морские перевозки противника, затрудняли снабжение его войск, а также наносили ему экономический и политический ущерб. В то время когда немецкие солдаты подошли к берегам Волги, их собственные суда шли на морское дно у своих берегов на меридиане Берлина.
Основной ударной силой Северного флота по нарушению вражеских коммуникаций являлись подводные силы. Подлодка «Д-3» под командованием капитана 3-горанга Бибеева только за один поход потопила три транспорта.
flot-8Советские подводные лодки наряду с торпедным использовали артиллерийское и миномётное оружие. Наиболее мощную артиллерию имели подлодки типа «К» (два 100 и два 45-миллиметровых орудия).
Возросла угроза для советских лодок со стороны немецкого командования: были поставлены мины, установлены береговая артиллерия и сигнально-наблюдательные посты. 23 марта 1942 года подводную лодку «К-22», которой командовал капитан 3-го ранга В.Н. Котельников, в течение пяти часов преследовала группа катеров-охотников, сбросивших на неё 72 глубинные бомбы. На другой день преследование возобновилось, и на лодку были сброшены 193 глубинные бомбы. В обоих случаях «К-22» искусно маневрировала и избежала повреждений.
В 1943 году подводные лодки Краснознаменного Балтийского флота в боевых действиях на коммуникациях противника не участвовали. Лодки находились в Ленинграде и Кронштадте, проводили ремонт и готовились к боевым действиям.
Для действий подводных лодок в 1944 года характерным был способ «нависающих завес». С получением данных о движении конвоя субмарины шли на его перехват. После атаки они выходили из опасной прибрежной полосы и ожидали новых донесений от разведки.
flot-9Подводная лодка «С-104» под командованием капитана3-го ранга Василия Андриановича Тураева 20 июня 1944 года, получив радиодонесение о движении конвоя, вышла на позицию. Около 16 часов в перископ обнаружены два транспорта под охраной четырёх тральщиков, трёх сторожевых кораблей и двух охотников за подводными лодками. Над конвоем летали два самолёта. При такой сильной охране провести атаку скрытно было невозможно. Но это говорило о ценности перевозимого груза, и командир пошёл на риск. Незаметно сблизившись с конвоем, лодка произвела четырёх торпедный залп, торпеды попали в транспорт, тральщик и сторожевой корабль. Вблизи лодки взорвались 42 глубинные бомбы, которые причинили ей небольшие повреждения. Личный состав устранил их, субмарина продолжала действовать на вражеской коммуникации. В следующий поход эта же лодка потопила ещё два транспорта и эскортный корабль.
Больших результатов достигли подводные лодки: «В-4»под командованием Героя Советского Союза капитана 3-го ранга Ярослава Константиновича Иосселиани (в ночь на 18 октября 1944 года, находясь в надводном положении у норвежского побережья, был обнаружен, атакован и потоплен немецкий танкер, следовавший без охраны); «С-56» под командованием Героя Советского Союза капитана 3-го ранга Григория Ивановича Щедрина;«С-103» под командованием капитана 3-го ранга Н.П. Нечаева; «С-14» под командованием капитана 3-горанга В.П. Каланина (16 октября 1944 года были обнаружены и атакованы у мыса Нордкап 3 тральщика, следовавшие на запад; в результате атаки два из них были потоплены, третий предпринял контратаку и сбросил на лодку 30 глубинных бомб; искусно маневрируя, лодка уклонилась от преследования), потопившие по 3-4 вражеских судна.
В октябре 1944 года подводная лодка «Щ-407» под командованием молодого командира, прибывшего с Тихоокеанского флота, капитан-лейтенанта П.И. Бочарова в районе Мемеля потопила вражеский транспорт «Нептун» водоизмещением 1594 тонны. В ноябре командир этой лодки, имея сведения о скоплении большого количества немецких кораблей и транспортов на рейде Гдыни, решил проникнуть на рейд и атаковать вражеские суда. Выполнение этой задачи было связано с большим риском, так как в Данцингской бухте было выставлено большое количество магнитных мин. Однако, командир путём наблюдений установил безопасный фарватер и 4 декабря 1944 года атаковал теплоход «Зеебург» водоизмещением 12180 тонн и уничтожил его торпедным оружием. После атаки лодка подверглась преследованию кораблей противолодочной обороны противника, но командир умело уклонился и ушёл от противника.
Ещё более успешно на коммуникациях противника действовала подводная лодка «Щ-310», которой также командовал молодой командир капитан-лейтенант С.Н.Богорад. Действуя в районе Виндавы, 6 октября командир обнаружил немецкий конвой и, выйдя в атаку, торпедировал транспорт «Нордштейн» водоизмещением 1127 тонн. На следующий день лодка обнаружила действовала подводная лодка «Л-3», которой с 1943 года командовал капитан 3 ранга Владимир Константинович Коновалов. Эта лодка за один боевой поход, продолжавшийся более месяца, уничтожила 2 транспорта и 2 корабля противника, в том числе миноносец «Т-34». Лодки за 2,5 месяца боевых действий на коммуникациях противника добились существенных результатов, уничтожив в общей сложности 30 кораблей и транспортов противника и повредив 4, не потеряв при этом ни одной своей лодки. За боевые успехи в борьбе на морских сообщениях противника Краснознамённая Северная бригада подводных лодок 3 ноября 1944 года была награждена орденом Ушакова I степени. Лучший подводник советского Военно-морского флота Александр Иванович Маринеско потопил четыре пассажирских и торговых транспорта общим водоизмещением 42 507 тонн: 30 января 1945 года -пассажирский лайнер «Вильгельм Густлов», 25 484 тонны(на подводной лодке «С-13»); 10 февраля 1945 года -крупный транспортный корабль «Генерал фон Штойбен»,14 660 тонн (на «С-13»); 14 августа 1942 года -транспортный корабль «Хелене», 1800 тонн (на «М-96»); 9октября 1944 года — небольшой транспорт «Зигфрид»,563 тонны (на «С-13»),Для подводных лодок было установлено 8 районов сторожевой корабль противника и уничтожила его. Всего за 2 похода подводная лодка «Щ-310» потопила 5 транспортов и сторожевой корабль противника. За это лодка была награждена орденом Красного Знамени, а её командир С.Н. Богорад удостоен высокого звания Героя Советского Союза.
flot-10С таким же успехом боевых действий, которые полностью перекрывали вражеские коммуникации в центральной и южной частях Балтийского моря. Действуя в назначенном районе, подводные лодки вели активный самостоятельный поиск противника. Несмотря на усиление противолодочной обороны противника, подводники-балтийцы, непрерывно совершенствовавшие своё тактическое мастерство, добились в 1945 году значительных результатов. Среди них наиболее выдающейся является атака «С-13» под командованием капитана 3 ранга А.И. Маринеско. Торпеды лодки попали в цель, и лайнер «Вильгельм Густлов» водоизмещением 25 тыс. тонн быстро затонул. Корабли охранения и подоспевшие к месту гибели «Вильгельма Густлова» подняли из воды около 750 человек, остальные нашли себе могилу на дне Балтийского моря.

flot-11За уничтожение лайнера Александр Маринеско «удостоился чести» попасть в список личных врагов фюрера и Германии. На затонувшем лайнере погибли 3700 унтер-офицеров — выпускников школы подводного плавания, 100 командиров подводных лодок, окончивших специальный курс усовершенствования по управлению лодками с единым двигателем системы Вальтера, 22 высокопоставленных партийных чиновника из Восточной Пруссии, несколько генералов и старших офицеров РСХА, батальон вспомогательной службы Данцигского порта из войск СС численностью 300 человек, а всего около 8000 человек. Как и после капитуляции 6-й армии генерал-фельдмаршала Паулюса в Сталинграде, в Германии был объявлен траур, а исполнение планов Гитлера продолжить тотальную подводную войну, было серьёзно затруднено.
Атака подводной лодки «С-13» была самой выдающейся победой советских подводников в Великую Отечественную войну.
flot-12За две выдающиеся победы в январе-феврале 1945 года все члены экипажа Маринеско были удостоены государственных наград, а подводная лодка «С-13» — ордена Красного Знамени. Сам же легендарный подводник, попавший в опалу, своей главной награды был удостоен посмертно лишь в мае 1990 года. Ему было присвоено звание Героя Советского Союза через 45 лет после окончания ВОЙНЫ.
Вне всякого сомнения, Александр Маринеско заслужил, что бы ему поставили памятники не только в России, но и в Великобритании и Соединённых Штатах Америки. Его подвиг спас жизни многих тысяч английских и американских моряков и приблизил час Великой Победы.
Капитан 3-го ранга Александр Маринеско возглавляет список советских асов-подводников не по числу уничтоженных кораблей противника, а по сумме их водоизмещения и по размерам ущерба, нанесённого военному потенциалу Германии. В январе 1945 года в составе бригады подводных лодок развернутой в Балтийском море, находилось 17единиц, которые базировались на военно-морских базах Ханко, Турку и Хельсинки. Бригадой подводных лодок командовал контр-адмирал С.В. Верховский, а с апреля1945 года — капитан 1 ранга Л.А. Курников.
Серный флот к началу войны имел 15 подводных лодок. В начальный период лодки Серного флота совершили 22 боевых похода на коммуникации противника, произвели 11 атак, но только 3 увенчались успехом, то в следующие 4 месяца они уничтожили 29 транспортов и 4 боевых корабля.
Подводная лодка «Щ-421» под командованием капитана 3 ранга Николая Александровича Лунина в районе острова Лоппа потопила 2 транспорта и танкер противника. Успешно использовала свою артиллерию подводная лодка «К-3» под командованием капитан-лейтенанта К.И. Малафеева. Это была первая подводная лодка на Севере, вступившая в единоборство с 3 противолодочными кораблями противника и вышедшая победителем.
В 1941 году подводные лодки Северного флота потопили 34 транспорта и 4 корабля врага. Кроме того, наминах, выставленных ими, подорвались и погибли ещё 5 транспортов.
В апреле 1943 года у мыса Нордкап подводная лодка«С-55» под командованием Л.М. Сушкина обнаружила немецкий конвой и потопила 2 транспорта. Успешно выполнив атаку, лодка ушла на глубину 70 метров. Враг забросал её глубинными бомбами (было сброшено 87 бомб), но командир умело уклонился от них и благополучно вернулся в свою базу.
На лодку «Щ-404» под командованием капитан-лейтенанта Г.Ф. Макаренкова, потопившую транспорт водоизмещением 8000 тонн, врагом во время преследования было сброшено более 100 глубинных бомб. Но лодка уцелела и вернулась на базу.
Подводная лодка «М-201» под командованием капитан-лейтенанта Н.И. Балина в результате атаки потопила сторожевой корабль, но была обнаружена и на нее сбросили 270 глубинных бомб. Лодка избежала попаданий и вернулась на базу.
Всего за время войны подводные лодки Северного флоты уничтожили 158 транспортов общим тоннажем 503623 тонны и 50 кораблей; повредив 18 транспортов общим тоннажем 57600 тонн и 6 боевых кораблей. Потери бригады составили 22 подводные лодки, из них половина погибла на минах. Черноморский флот также вел активные боевые действия на коммуникациях противника.
flot-13В самом начале черноморцы-подводники лодок «Щ-211» (командир капитан-лейтенант А.Д. Девятко, «Щ-214» (командир капитан-лейтенант В.Я. Власов), «Щ-215» (командир капитан-лейтенант Г.П. Апостолов) потопили два транспорта, два танкера и шхуну противника. Начиная с апреля 1942 года осажденный Севастополь снабжали подводные лодки. Обратным рейсом они увозили раненых, а затем и личный состав кораблей и морской пехоты. Выходили лодки из Новороссийска в любое время суток. Черноморцы-подводники сделали 78 рейсов в осажденный город. Привезли 4000 тонн боеприпасов, бензина и продовольствия. Обратным рейсом они вывезли 1300 раненых. Уходили под глубинными бомбами.
21 погрузив мины, патроны и бензин, подводная лодка «М-32» (командир капитан-лейтенант Н.А. Колтыпин) разгрузилась в Севастополе. Утром 23июня 1942 года, когда лодка находилась под водой, произошел взрыв в центральном посту. Лодка лежала на грунте. До выхода ей оставалось 16 часов. Воздух был насыщен парами бензина. Большинство команды и пассажиров были в обморочном состоянии. Бодрствовали только три человека: командир, старшина Н.А. Пустовойтенко и краснофлотец Сидоров. Но к 21 часу на ногах оставался только один Пустовойтенко. Он начал приводить в чувство командира, но это ему не удалось. Тогда он сам продул балласт, и лодка всплыла на поверхность. Однако, когда Пустовойтенко открыл люк и глотнул свежего воздуха, он потерял сознание. Через два часа, придя в сознание, он вынес командира наверх. Командир пришел в себя, и лодка, в надводном положении, взяла курс на Новороссийск, куда она пришла 25 июня 1942 года.
Подводная лодка «М-60» (командир капитан-лейтенант В. Кудрявцев) погрузила мины, патроны, мясные консервы и бензин. И тут тоже взорвались пары бензина. Часть команды в центральном посту была обожжена. По приказу командира пострадавшие бросились в воду. В этот момент объятый пламенем командир отделения Власенко, крикнул: «Закройте судовую вентиляцию, внизу горят мины!» Двое моряков бросились вниз и вынесли наверх горящие ящики, и команда потушила пожар.
В одном из последних боевых походов мичман Перов, рискуя жизнью, починил вышедший из строя вертикальный руль корабля. В этом походе подводная лодка «Л-4» потопила фашистский транспорт водоизмещением 5000 т.22 июня 1944 года Перову было присвоено звание Героя Советского Союза.
Подводные лодки Черноморского флота активно действовали против вражеских транспортов осенью и зимой 1942 года. За октябрь-декабрь черноморские подводники потопили 4 и повредили 2 транспорта противника общим тоннажем около 17000 т.
Всего в 1942 году черноморские подводники потопили16 транспортов, 3 десантных баржи и буксир. Подводная лодка «М-35» (командир капитан-лейтенант М.В. Гришилов) потопила танкер «Прогресс» — 6875 т.
Многие другие подводные лодки добились успеха в своих походах. В 1943 году подводниками были потоплены26 транспортов и повреждено 3 судна.
Результативность действий подводных лодок Черноморского флота была значительно ниже, чем на других флотах. Коммуникации противника на Чёрном море проходили в основном вблизи берега, часто по мелководным районам, затрудняющим действия подводных лодок.
Действуя в сложных условиях, советские подводные лодки в ходе Великой Отечественной войны потопили около 100 боевых кораблей противника, а также свыше300 его транспортов общим тоннажем более 1 млн. тонн.

        Источники:
Золотарев, В.А. Три столетия Российского флота, 1941-1945 / В.А. Золотарев, И.А.Козлов. — М.: ACT; СПб.:
Полигон, 2005. — 766с.
Карнизова, Н.В. Героические будни моряков-подводников / Н.В. Карнизова // Читаем, учимся, играем. — 2015.
№1. — С.59-62.
http://playing-field.ru
http://gruzino.edusite.ru>DswMedia/moryaki…2-.ppt
http://back-in-ussr.com>2014/11… v-velikoy-otechestvennoy…
http://moremhod.info>index.php/librarymenu…morskaya…181…
http://moremhod.info
http://seapeace.ru>submarines/twowar/342.html
http://svvmiu.ru
http://123rf.com
http://colourbox.com
http://playcast.ru

ПОДВОДНИКАМ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Мы под водой идём вторые сутки
В эскорте взрывов от глубинных бомб.
Здесь рядом смерть, какие к чёрту шутки!
Нам выбраться б из этих «катакомб».
«Охотники» прижали и утюжат.
Не всплыть, не лечь на дно — найдут и там,
Но остаётся вера, что мы сдюжим,
Творя молитвы всем морским Богам.
Вчера, когда в атаку выходили,
Мы знали, чем закончится игра:
До дома далеко, разлукой — мили,
В квадрате волки рыщут — катера.
Их стая жаждет встречи с нашей лодкой,
Торпеды в аппаратах как клыки,
Стволы орудий на прямой наводке —
Воистину споёшь тут от тоски.
Но рано, братцы, запевать «Варяга»,
Наш командир с Нептуном ведь на «ты»!
Ему привычны эти передряги,
Хотя они, конечно, не просты.
…А катера устроили погоню,
Разрывы бомб всё ближе, всё слышней.
Мороз по коже — как же корпус стонет!
Ему, понятно, всех сейчас больней.
Терпи родимый, выдержи, не сникни!
Ещё чуть-чуть, часок, а, может, два
И мы услышим, как акустик крикнет:
«В отсеках, слушай! Мы ушли, братва!»

Игорь Шептухин,

2 ноября 1999г.

Просмотр материала в формате PDF

Ссылки

Почта @ryajsk-lib.ru
Логин:
Пароль:

(что это)
Статистика